19 сентября | Барнаул | 9°C … 12°C | USD - 57.6242 | EUR - 68.7514

Две семьи, как единое целое

- Гарик, ты пригляди за вещами, я скоро приду, только билеты оформлю, - сказала женщина и поспешно, посматривая по сторонам, направилась к окну кассы вокзала, оставив четырехлетнего сына следить за сумками.


Очередь не уступала Зинаиде, хотя ее поезд вот-вот должен был отправиться. Куда предстоит ехать, даже предположить не могла, знала только, что в Сибири придется искать приют. Оформление путевки затянулось. Она не одна прибыла на Новосибирский вокзал из блокадного Ленинграда, некоторые люди в очереди тоже держали в руках листы, такие же, как у нее.


Наконец-то выдали долгожданный талон, и женщина скорее направилась к Гарику. Мальчик испуганно глядел на нее сквозь слезную пелену…Ни одной сумки, в которых было все необходимое, не осталось. Зинаида присела, в горле образовался противный ком, слезы вырвались наружу. Сын подошел к ней, обнял своими маленькими ручонками, взобрался на колени…


Еще год назад сердце не предсказывало никакой беды. Молодая семья Тайвель обживалась в своей Ленинградской квартирке. Зинаида ухаживала за детьми: Гариком и недавно родившимся малышом. Муж Петр работал на Ижорском военном заводе в Колпино. Когда началась война, ему и другим сотрудникам приходилось жить на предприятии, его просто закрыли и не давали возможности выйти. Общение с родными происходило только лишь по письмам, которые, несмотря на близость предприятия к жилому кварталу, могли идти по 4-12 дней, а порой и вовсе пропадали вместе с посыльным.


Когда слухи о том, что обстановка в городе с каждым днем становится все опаснее, дошли до работников завода, Петр в очередном письме стал уговаривать жену забрать детей и уехать из Ленинграда. Но Зинаида боялась даже представить, как оставит мужа, бросит все…Жила в постоянном страхе.


Но один из дней заставил ее решиться выехать…Подвешенная к потолку люлька со спящим грудничком тихо покачивалась в зале, Зинаида с Гариком готовили на кухне ужин. К звукам постоянной бомбежки уже начали привыкать, и не прятались так, как в первые месяцы. Но внезапно раздался взрыв – бомба разорвалась где-то рядом с их домом. А затем последовал жуткий гул как после сильнейшего землетрясения. Опомнилась женщина только, когда услышала страшный крик Гарика – он так сильно испугался, что впал в какой-то транс. Зинаида не сразу смогла привести его в чувство. Когда гул перестал пронизывать уши, а Гарик уже не кричал, а лишь глотал воздух, сердце матери сжалось от плохого предчувствия – ведь малыш от такого грохота должен был бы проснуться, заплакать…Пробралась к залу. Там везде на полу лежали огромные куски штукатурки, кирпича. Люлька качалась с одним из таких частей обвалившегося потолка. Ребенок погиб.


Что было дальше, как попрощалась с ребенком, Зинаида потом не помнила, не могла никому рассказать. Только сообщила мужу о горе. В ответ он написал, чтобы они с Гариком немедленно уезжали, пока не погибли тоже.


После этого уже ничего было не страшно. Как во сне собрала она самые необходимые вещи, одела сына, отправилась в Сибирь. Долго добирались до Новосибирска, затем до алтайского села Усть-Таловка.


- А где нам жить там? – спросила у кассира, который выдал ей талон.


- Добрых людей много, не бойся – приютят! – последовал ответ.


Когда украли сумки на вокзале, мир как будто бы ушел из-под ног. Осталось только то, что было в ее дамской сумочке – документы и какие-то копеечки. Продуктов никаких. Да и вокруг люди не были богатыми на еду. Зинаида терпела голод, а вот сыну не могла объяснить, как смириться с этим чувством. Поезд вот-вот должен был прийти, а она вместе с Гариком, поборов стыд, подходила к людям, просила хоть что-нибудь съестное…Но безуспешно.


Дорога казалась бесконечной. Но до Усть-Таловки с Божьей помощью добрались. Был уже темный вечер. Она подошла к одному из домов и постучала. Открыв дверь, хозяйка все поняла, так как знала, что в их село могут приехать блокадники, протянула руку.


Анна Мишустина пригласила приезжих в дом, накормила. Муж ее ушел на фронт, осталась с четырьмя детьми – Николаем, Семеном, Анатолием совсем маленькой дочкой Томой. Зинаиду и Гарика приняли в эту семью.


Все трудности преодолевали вместе. Еды не было в достатке, одежды тоже. Дети росли. Зинаида еще в Ленинграде научилась шитью. Поэтому все имевшиеся в доме занавески стали материалом для новых нарядов для детей. Чтобы прокормить детей, случалось, женщины вдвоем, оставив дома ребятишек, в холодную лютую зиму ездили на собаках в соседние села, продавали вещи, купленные до войны. Меняли на картошку и яйца.


Жили вместе три года. В 1946 году Зинаиде пришел от мужа вызов. Трудно было женщинам прощаться, ведь беду и радость делили пополам, дети привыкли друг к другу. Но нужно было ехать.


Потом стали переписываться. Зинаида Тайвель от всей души благодарила алтайскую семью за милосердие. В одном из писем она сообщила подруге о рождении девочки, которую назвала в ее честь – Анной. А через полгода и у Мишустиных появилась дочь. Ей дали имя - Зинаида.


Когда девочки подросли, стали общаться, писали письма, звонили по телефону. Девочка Зина – это моя бабушка. Она и рассказала мне нашу семейную историю.


Юлия ФОГЕЛЬ, село Курья.

Планируете ли вы в ближайшее время сменить на своем автомобиле летнюю резину на зимнюю?


Архив опросов
Блоги

О «непонятках»

ИЗВЕКОВА Людмила