26 июня | Барнаул | 17°C … 24°C | USD - 59.6564 | EUR - 66.678

Конкурсная работа: «Помним и гордимся!»

Чураев Александр Сергеевич родился 15 апреля1921 года в с.Кучук Павловского района Алтайского края. Был призван в ряды Советской армии 17 сентября 1939 года. Член экипажа танка 42-й Армии Прибалтийского округа.


Первый день войны встретил в г.Львове где проходил срочную военную службу. Начался он, как и для многих граждан страны, вполне обычно. Накануне был назначен в очередной наряд. В качестве помощника  повара. Утро было ясным, теплым, ласковым. Из воспоминаний нашего деда и прадеда:


«Мы с напарником были заняты делом. Готовили дрова, топили печи, готовили посуду для завтрака личному составу. И тут над крышами домов на очень маленькой высоте стали проносится самолеты. Волнообразно. Пройдет одна группа, за ней другая. Недоброе что-то почувствовал в душе. И все подтвердилось спустя несколько минут, когда на фюзеляжах рассмотрели фашистскую свастику. Тут появился капитан дежурный по части:- Бросайте все быстро по боевым машинам в расположение части! Война. Фашисты напали….


Подразделение наше выполняло функции охраны военной техники. На специально оборудованной стоянке, на деревянных колодках стояли танки и четыреста грузовых автомобилей. В спешном порядке боевые машины столкнули на землю, комплектовали боеприпасами. Вывели технику за черту города в лесок из низкорослых деревьев, где замаскироваться по-настоящему просто было невозможно. Обнаружили нас очень скоро. Вражеская авиация подвергла часть массированному боевому удару. Сгорели три танка и более двадцати машин. Много было погибших. Впервые увидел трупы своих однополчан. Со многими разговаривал всего какой-то час назад. На их месте мог быть и я. Тут же и город подвергся бомбежке. Особенно железнодорожный вокзал. Всюду царила паника. Взрывы, рушащиеся здания, перевернутые вагоны. Я выполнял приказ командира: вывозить на своем грузовике из города на ближайшую железнодорожную станцию семьи военнослужащих. Сделал несколько рейсов. Последним, помнится, вывозил под бомбежкой музыкальный взвод. Запомнилось, что тогда, около двух суток, не держал во рту и маковой росинки. Как-то даже не заметил этого. До тех пор, пока не наткнулся на разбомбленный продуктовый склад, где прям на земле валялись пряники, конфеты, банки тушенки, хлеб.


Вскоре я по приказу командира, передал свой ЗИС-5, стал водителем танка. Отступали с боями на восток. Запомнилось сразу же на границе Белоруссии. Бой был поистине смертельным. В тот день мы потеряли половину техники и личного состава. Потом нас направили в Ростов, на до формирование. Но принять пополнение не удалось. Пришлось в составе действующей части участвовать в обороне города. После его сдачи наша, вконец измотанная часть, была направлена в Сталинград для получения новых танков. Странно было после огненного ада, через который мы прошли, видеть вполне мирный город. Работают магазины, кинотеатры. Словно на другой планете.


Через четыре дня получили новые боевые машины, погрузили их на железнодорожные платформы. И покатился эшелон на фронт. Информации о военном положении никакой. Неожиданной была команда разгружаться. Думали, до линии фронта еще далеко. Но оказалось совсем не так. Пошли вперед вдоль железнодорожной дороги. На броне пехота. Разведка доложила, что справа на нас движется колонна из двухсот фашистских танков. У нас вдвое меньше. Но не отступать же! Двинулись навстречу, зная, что погибнем все как один. А тут еще информация, что слева в бок к нам движется колонна из ста двадцати немецких танков. Замысел противника ясен. Взять нас в железные клещи и уничтожить. Видно так бы и случилось. Да спасла в тот день родная авиация. После их бомбежки мы пошли в наступление. В моем танке находился командир роты. Вдруг моя машина оказалась рядом с немецким «фердинандом». Он откровенно утекал с поля боя стремясь быть незамеченным. Я прибавил ходу и поравнявшись, долбанул его в бок. Уже после боя командир пожал мне руку. Сказал, что он, откинув люк после тарана, сам убедился, что немецкая машина вспыхнула свечкой. Видно бензобак раздавил. Еще сказал, что за этот таран будет представлять меня к ордену. До награды в этот раз дело не дошло. Не до того в те страшные дни было. Тогда, примерно, так думалось: вот закончился день и ты жив остался, то и есть самая высокая награда. Да еще и удовольствие, не скрою, было. Экую махину завалил.


А на завтра - снова бой. Опять танковая колонна фашистов двинулась на нас. Как все случилось- совсем в памяти не сохранилось. Машину прошило. Ни прямого попадания, ни взрыва - ничего не ощутил. Пришел в сознание на земле. И танка моего нет. Сгорел. А как и кто вытаскивал из машины - ни тогда, ни сегодня не могу сказать.


Потом нашу часть бросили под Сталинград, самую горячую точку. Там и воевал до зимы 1943 года, до самого знаменитого окружения и пленения прославленной армии фашистов. Что увидеть и пережить пришлось,  трудно слова найти. Точно знаю, что противник в отдельных местах города плотно подошел к Волге. До берега осталось всего четыреста метров. И еще один момент. Зима стояла, помнится, лютая. Волга же тогда совсем не замерзла, от бомбардировок и артобстрелов. Однако выстояли, не отдали город врагу. И не только выстояли, но и разгромили фашистов.


Затем нашу часть отвели в Астрахань. Получили новые танки. Стал танковым разведчиком. В составе разведки шесть боевых машин, на броне каждой десять пехотинцев автоматчиков. В каждом бою, малой или большой схватке разведчики, как правило, идут впереди, принимают удар на себя, выявляя огневые точки и укрепления врага. Его огневую мощь. Потому и потерь в их рядах всегда больше. И через много бомбежек прошел, через шквальный артиллерийский огонь. В составе части освобождал от оккупации территории России, Литвы, Латвии. Получил в боях четыре ранения, одну контузию».


В январе 1946 года Александр Сергеевич вернулся домой, к верной жене Александре Семеновне,  вместе с которой они воспитали двух дочерей и двух сыновей. Эта большая и дружная семья часто собиралась вместе. Всю свою трудовую жизнь Александр Сергеевич трудился в родном колхозе.


В последние годы жизни он часто повторял « Мне бы до ПОБЕДЫ дожить….».


Незадолго до смерти Александр Сергеевич рассказал, своим внучкам как он встретился после долгой разлуки с Шурой, их бабушкой «Приехал я домой в морозный зимний день. Из Барнаула добирались на лошадях. Сильно промерз. Приехал, а Шуры дома нет. Была на какой-то учебе в с.Шелаболиха. Остановилась она у дальних родственников. Ждать ее возвращения нет сил. В колхозе мне дали лошадь, запряг ее в сани и полетел в с.Шелаболиху, как на крыльях. Вхожу в избу, сидят две женщины - хозяйка дома и Шура. Как только увидели меня, заголосили в два голоса. А я, солдат, всю войну прошедший, не выдержал плача, выскочил на крыльцо со слезами. Переждал несколько минут и только тогда вновь вошел в избу и обнял свою родную Шуру»


Умер Александр Сергеевич 3 ноября 2008года. 


Семья Колдашовых, г.Новоалтайск

АлтайФест-2017
На «Алтайфесте-2017» пройдет фестиваль красок

Вы берёте отпуск целиком или частями?


Архив опросов
Блоги

Плачет бабушка в банкомате

ПОПОВА Тамара