30 апреля | Барнаул | 7°C … 7°C | USD - 56.9838 | EUR - 62.044

Всем смертям назло

А мы с утра 21 июня 1941 года с мамой Дусей ездили в соседнее село за продуктами. Накупили всего. И конфет, и пряников, и леденцов, и печенья. Мама потом пошла на работу овец стричь, а я за почтой – письмо пришло. Мне мама разрешала открывать конверты. Но этот был странный. Красного цвета, незапечатанный, анонимный. Открыв, я обнаружила оторванный кусок газетной бумаги, на котором простым карандашом был написан текст, не выходивший у меня головы: «Голод. Страх. Смерть». Вечером показала его маме, и всегда веселое выражение ее лица сменилось на печальное. Мама даже не пыталась отыскать того, кто это написал. А я не верила этим словам...


Не знаю, кто и почему это написал, прислал нам. Но так совпало, что на следующий день предсказание незнакомого человека сбылось... Фашисты напали на нас. По большому счету я не понимала, что случилось. Только почувствовала, что недавние ощущения мира и спокойствия вернутся к нам еще не скоро.


Мой папа Иван был призван в армию. Моя мама говорила, что папа – молодец, он защищает наши жизни, но за это может заплатить своей. Из нашего села в Благовещенском районе ушли все мужчины. Одни – на оборону Севастополя, другие – в Курск… Куда был направлен отец, мы так и не узнали. Он нам не писал...


Мама каждую ночь о нем вспоминала, плакала, а я стирала рукавом крупные капли слез с её лица. И мы начинали плакать вместе...


Кушать было нечего. Приходилось есть траву. Сил больше не было – ждать отца, успокаивать истощенную мать, искать пищу, не было сил смотреть на всю эту разруху, слышать каждый день страшные звуки войны, даже бояться.


Я просто хотела нормального детства – видеть голубое небо, дышать свежим воздухом, играть с друзьями. Но жизнь мне эту возможность не предоставила. После того как моя мама умерла от истощения (ей было всего 26 лет), я окончательно решила, что делать мне в нашем селе нечего. И я убежала на фронт.


Я была настроена убивать фашистов. Но так получилось, что оказалась под Харьковом в медицинском блоке. Мне тогда было 11 лет. Но меня посчитали достаточно взрослой, чтобы записать на курсы медсестер. Самой старшей сестре было 16 лет.


После курсов до конца войны я находилась в каком-то медотделении и спасала раненых, которых сюда привозили. Тысячи раненых парней, мужчин, стариков, женщин поступало каждый день, и только несколько сотен мы спасали. Был дефицит вакцины, а медтехники вообще не было. Многие нуждались в операциях. Несмотря на всё это, мы делали все, что могли, с тем, что есть, а самое главное – с надеждой, молитвами и верой в жизнь. Всем смертям назло! И у нас получалось!


Шло время. 9 мая в России, 8 мая в Германии 1945 года это свершилось! Мы выстояли, мы пережили самое страшное время в нашей жизни. И всё благодаря нашему дружному, верящему в завтрашний день, мужественному, непобедимому народу! Это сладкая победа, стоящая горьких слез и смертей.


После Победы я вернулась в нашу деревню, чтобы прийти на могилу матери, рассказать всё-всё. И то, что пришла повестка, в которой говорилось, что мой отец пропал без вести. У него, может быть, даже и нет своей могилы, нет ничего, кроме памяти о нас. Я не знаю, почему он нам не писал, но я его не осуждаю. Я зашла в наш родной дом. На столе лежал тот самый красный конверт, по-прежнему анонимный. Я открыла его. Там было написано: «Всё будет хорошо». А я и так знала, что все будет хорошо!


Анастасия ДОБРОСТРОЙ, Суетский район.

Паводок-2017
Переливы затрудняют движение на дорогах в Алтайском крае

Примете ли вы участие в акции «Бессмертный полк»?


Архив опросов

Блоги

Сам себе запрети

ИЗВЕКОВА Людмила