24 июня | Барнаул | 22°C … 28°C | USD - 63.2396 | EUR - 73.7247

Как егеря в Алтайском крае задерживают браконьеров с рыбой

17:15, 25 мая 2018г, Общество3315

Фото Олег БОГДАНОВ

На прошлой неделе журналистов пригласили в рейд по Усть-Чумышскому заказнику, чтобы показать, как егеря КГБУ «Алтайприрода» задерживают браконьеров с рыбой.

По дороге

Тронулись в путь в 8 утра на «уазике» Сергея Бабакова. Сергей Иванович, егерь Усть-Чумышского заказника, оказался молчаливым попутчиком и всю дорогу до Литвиновки (село в Тальменском районе) только крутил баранку. Это уже потом удалось узнать, что человек он бывалый, воевал в горячих точках, но в деле борьбы с браконьерами новичок – только три месяца, как получил удостоверение егеря.

В Литвиновке наш экипаж пополнил Сергей Байдуков – егерь Кислухинского заказника. Вшестером в легковой «уазик» мы не помещались, и Сергей Николаевич предложил продолжить путь на его «уазике»-«таблетке». Перегрузили в машину двухместную лодку, электромотор. Николаевич прихватил своё ружье и бродни. В «таблетке» места, конечно, было больше, но главное – проходимость у нее не хуже, чем у танка. Это нам очень пригодилось.

Байдукову, видимо, хотелось показать журналистам свои владения, которые растянулись на 33 тыс. гектаров, и он погнал машину по лесным дорогам, непролазной грязи и буеракам. Ехали, кажется, километров 60, а может, и больше. За два часа у меня все вытрясло, зато было нескучно. Николаевич ни на минуту не умолкал. За многие годы работы егерем ему было о чем вспомнить.

Кислухинский заказник был создан, чтобы защитить от истребления лосей и кабанов, а еще краснокнижные растения, самые знаменитые из которых – орхидеи семейства венерин башмачок. Эти удивительно красивые цветы крайне редко встречаются в лесах Южной Сибири, а в заказнике летом можно обнаружить их целые поляны. И вот кто-то из охотников запустил слух, что венерины башмачки жрут местные кабаны. А параллельно ветеринарные службы забили тревогу, что к Алтайскому краю подбирается чума свиней, которую распространяют опять же кабаны.

– Это был только повод, чтобы их пострелять, – выдвигает версию егерь. – В прошлом году охотуправление выдало 200 лицензий на отстрел кабанов по тысяче рублей за штуку. Я их охраняю, развожу, с руки, можно сказать, кормлю зимой, а охотники стреляют.

– Прямо в заказнике? – удивился я.

– Кабаны же границ не знают, выходят в охотничьи угодья, – объяснил Байдуков. – А  лосей стреляют и без лицензии. Взял разрешение на глухаря, чтобы ружье носить, и стреляй, пока охотовед не видит. А как он увидит, если у него в охране 300 тысяч гектаров?

– Где же выход?

– Правильно бы – создать охотоведческие хозяйства, чтобы было с кого спросить. Если появится в лесу нормальный хозяин, то он истреблять живность не станет.

В позапрошлом году браконьеры подкинули Байдукову в ограду головы лосей и позвонили в полицию, дескать, посмотрите, кто настоящий браконьер. Но скомпрометировать егеря не получилось, полицейские нашли злоумышленника. Он помимо незаконной охоты на лосей еще и лес воровал. Не посадили, но год был под следствием. После этого нечистые на руку местные притихли, поняли, что неприкасаемых нет.

– Самый большой вред заказнику от лесорубов официальных, а еще есть «серые» и «черные», – делится еще одной болью егерь. – У них воспитание такое, что надо брать от леса всё. Раз зайдут – лучшие деревья вырежут, потом второй и третий. А если деревьев вокруг нет, то одинокие сосны ветром валит, почва-то песчаная. Там, где лес спилили, даже если посадили новый, первоначальная растительность не восстанавливается, редкие травы и цветы исчезают бесследно.

Встреча с нарушителями

…Наконец добрались до села Язово, где начинается Усть-Чумышский заказник. Он небольшой, всего 6 тыс. га,  создан в местах нерестилищ – на озере Кокуйском и в устье Чумыша. Там мечут икру караси, лещи, щуки. И, говорят, встречаются осетр и стерлядь. Но в браконьерских сетях егеря не видели этих краснокнижных рыб, видимо, осталось слишком мало.

Пообедав на турбазе «Русский дом», которая пристроилась на берегу озера, мы вместе с другими участниками экспедиции отправились лесной дорогой к месту предполагаемой охоты на браконьеров. Как оказалось, это речушка, которая впадает в Обь недалеко от устья Чумыша.

Остановились на полянке. Директор «Алтайприроды» Алексей  Астанин  достал из своей машины квадрокоптер. Это такая «игрушка» за 80 тыс. рублей с четырьмя винтами по бокам и цифровой камерой снизу. Астанин стал крутиться с ней на одном месте.

– Что это он делает? – поинтересовался я у телеоператора из ГТРК.

– Шаманит, – пошутил тот, потом объяснил, что так калибруют компас летательного аппарата, чтобы он потом вернулся в исходное место.

Директор нажал какую-то кнопку – винты взревели и квадрокоптер резко взмыл в небо, превратившись в точку. На планшете появилась картинка. Двигая джойстиком, Астанин обозревал окрестности. Аккумулятора хватает минут на пятнадцать полета, за это время надо найти нарушителя и вернуться назад. Отлетев метров 700 на юг, «квадрик» обнаружил на земле избушку. Залетели с подветренной стороны, чтобы не слышны были винты. Никого вокруг нет, а рядом две лодки – моторка на берегу и резиновая метрах в 20 от нее. Явно обитатели рядом.

– Вы пойдете берегом, а Сергей Иванович с телеоператором поплывет на лодке по реке, – распорядился Астанин.

Так и решили. Толпа журналистов, облачившись в резиновые сапоги, во главе с егерем двинулась к избушке. Метров за
100 мы увидели, что из нее вышли люди и засуетились. Сергей Николаевич перешел на скорый шаг, а потом и побежал, сдернув ружье с плеча, чтобы не мешало. Я – за ним, боясь пропустить самое интересное. Добежал. Хозяева к тому времени ретировались в домик, и егерь вел с ними переговоры через дверь, приглашая выйти.

По всему видно – избушка рыбачья. На веранде стоят четыре ванны, рядом сети, еще несколько сеток лежат в причаленной к берегу моторке.

– Я сетями не рыбачу. Я их беру на ремонт, за это деньги получаю, – злобно объяснял кто-то из избушки.

– Ты не усугубляй ситуацию, проблему не создавай, – советовал ему Байдуков.

– В чем проблема?

– Во-первых, телевидение, корреспонденты.

Через некоторое время из домика вышел мужичок с грустным лицом.

– Уберите камеру, пожалуйста, – попросил он.

– Сейчас подойдешь к лодке, скажешь, что сети твои, – предложил егерь.

– Я сети ремонтирую для знакомых. Здесь сенокос, технику сторожу. Мы не рыбачим. А лодка, чтобы в деревню ездить за продуктами.

– Сети в лодке. Это уже нарушение режима заказника, – прокомментировал для журналистов ситуацию Алексей Астанин. – Сети изымаем. Движение на моторных средствах тоже запрещено. Поскольку лодка стоит, а рыбы в ней нет, то и арестовать ее нельзя.

– Браконьеры у нас грамотные, – добавил Байдуков, – что угодно наговорят, лишь бы себя выгородить.

За этот год он вместе с Ивановичем составил семь протоколов, оштрафовав каждого браконьера на 3 тысячи рублей. Но протоколы не главное. Самое неприятное для нарушителей – порча их сетей.

– За рейд снимаем на реке по 300 – 500 мет­ров сетей, в эту весну ликвидировали уже километров 7, – подсчитал подплывший на лодке Бабаков.

Пока он запихивал в мешки реквизированные орудия лова, мы поехали с браконьером в Усть-Чумыш за его паспортом, чтобы оформить протокол. Когда через час выезжали из села, нас провожали внимательными взглядами местные жители, у которых под парами стоял «уазик», а во дворе висели сети.

– Сейчас стемнеет – и поедут на рыбалку, – спрогнозировал кто-то из журналистов.

– А давайте вернемся на реку, – загорелся егерь.

– Нет уж, спасибо, нам еще домой добираться часа четыре, – остудил его пыл собеседник.

В Барнаул вернулись затемно. По дороге опять говорили о браконьерах. Егеря вспоминали смешные истории, как недавно шли на веслах вдоль берега, услышали шум приближающейся моторной лодки, быстро причалили и повернулись к реке спинами.

– Подплывают к нам рыбаки и начинают наезжать, дескать,  почему не на своей территории ловите. Думали, конкуренты, – улыбается Бабаков. – А мы поворачиваемся – «здрасте» говорим...

– Эти ребята из домика не успокоятся, будут и дальше рыбачить, – прервал я его рассказ.

– Пообещали спалить его и уйти, мы же не первый раз их штрафуем, – признался Сергей Николаевич. – Вы знаете, что их главный за рыбу человека убил? Не поделили добычу. Отсидел – и опять за своё взялся. Недавно присылал ко мне «парламентеров», предлагал чаю попить. Я отказался. Вот такая у нас работа.

Справка
Егерями КГБУ «Алтайприрода» за 2017-й и первый квартал текущего года в 32 заказниках и 2 природных парках проведено 1059 рейдов, составлено 154 протокола об административных нарушениях, 33 сообщения о незаконной охоте, рыбалке и рубке леса направлено в полицию и подразделения Минприроды края. По ним возбуждено 13 уголовных дел.

Отправить сообщение об ошибке


Загрузка...
Новости

22:38  Ливень с грозой оставил жителей Барнаула без света и воды

20:01  Песни легендарной четверки из Ливерпуля споют в филармонии Алтайского края

19:43  В Барнауле более ста подростков сдали нормы ГТО

19:20  Ученые рассказали, каким женщинам грозит рак груди

19:02  В горах Алтая туристы-любители получили серьезные травмы

18:48  В центре Барнаула ребенок попал под машину

18:26  В Косихе открыли двухметровый памятник Роберту Рождественскому

18:00  Врио губернатора побывал в Бийске

17:33  Пьяного ночного «гонщика» в Барнауле отправили на 3 года в колонию

17:05  В Барнауле открылся городской пляж

Блоги

«Вам под люком не дует?»

ПОПОВА Тамара