21 июля | Барнаул | 17°C … 22°C | USD - 63.4888 | EUR - 73.9327

Алтайский ветеран о войне: Я никогда не слышал, чтобы кони так стонали, плакали

20:30, 06 апреля 2018г, Общество894

В начале сентября 1941 года, когда нацисты подошли к Мурманску на расстояние 40 километров, в долине реки Западная Лица они встретились с ожесточенным сопротивлением наших войск и, понеся значительные потери, были вынуждены перейти к обороне. Позже это ничем не приметное место получило сразу два наименования – Долина Cлавы и Долина Cмерти. Среди тех, кому довелось тогда сражаться в этих местах, был и уроженец села Вострово Волчихинского района 22-летний артиллерист Василий Шелудченко.

Трудный путь в армию

В Красную армию (РККА) – до 1945 года наши Вооруженные силы назывались именно так – Василий Шелудченко ушел служить добровольно. В 1940 году всех его друзей призвали в РККА, а его – нет, так как родители Василия находились уже в преклонном возрасте и за ними нужно было ухаживать.

Василий Моисеевич очень переживал по этому поводу. Как и все его сверстники в то время, он хотел служить Родине. Энергичный парень поехал на призывной пункт проситься в армию, и приемная комиссия сдалась под его напором. Сказали, что, если родители тебя отпустят на службу, возьмем. Чуть не до слез расстроился молодой человек. Ведь это был последний день призыва, а призывной пункт находился в 25 километрах от его родного дома. Но в военкомате Василию пошли навстречу, предложив такой вариант: если его родители дадут согласие на его призыв в армию по телефону, а начальник переговорного пункта подтвердит это официальной справкой, то так тому и быть – станет Шелудченко красноармейцем.

Василий со всех ног бросился на переговорный пункт. Дозвонился до отца и попросил разрешения идти в армию. Отец сказал как отрезал: «Поступай как знаешь!» Вышло так, что на этом переговорном пункте работала сестра Василия Моисеевича. Вдвоем они кое-как уговорили начальника выдать нужную бумагу.

И привела эта бумага алтайского паренька на Крайний Север. Кольский полуостров, 158-й артиллерийский полк 52-й стрелковой дивизии, артиллерийский разведчик учебной батареи 76-миллиметровых орудий на конной тяге.

Кони стонали и плакали…

Предполагалось, что после года службы в этой части он получит звание младшего лейтенанта и будет отправлен проходить службу в войска в командирской должности. Коррективы в эти расчеты внесла война. В канун ее, в начале лета 1941 года, части 52-й дивизии стали готовиться к конным соревнованиям. В них должен был принять участие и красноармеец Шелудченко.

– Отобрали нас 12 человек. В 4 утра мы выехали на подготовку, – рассказывал Василий Моисеевич. – Подается команда положить лошадей не слезая с коня и при этом самим лечь ему на шею. Лежим. В это время бежит из штаба полка посыльный. Срочно в штаб. А мы так и лежим, ведь команды подниматься не было. Прибегает наш младший лейтенант и объявляет боевую тревогу – война! Вот она где меня застала – лежа на коне.

В это время в Заполярье был круглые сутки день,  и это позволило нашему артиллерийскому полку организованно прибыть на железнодорожную станцию и приступить к погрузке в эшелон. За несколько часов орудия нашего дивизиона, лошади, боеприпасы, средства связи, фураж и продовольствие были погружены в вагоны и платформы и весь личный состав в полном боевом порядке был отправлен в Мурманск.

На причале мурманского залива их уже ожидал теплоход «Циолковский». Без передышки началась перегрузка дивизиона на теплоход, и к вечеру «Циолковский» отправился к месту назначения – на границу с Финляндией.

Весь путь по Баренцеву морю корабль сопровождал немецкий самолет-разведчик «Рама». Наших самолетов прикрытия не было. И как только «Циолковский» вошел в залив, где предполагалась его выгрузка, налетели немецкие самолеты и сбросили на теплоход около десяти бомб,  не причинив ему, впрочем,  никакого вреда. В спешном порядке артиллеристы выгрузились на берег, впрягли лошадей в пушки и ускоренным маршем двинулись к границе. Батарея Василия Шелудченко шла головной и первой заняла огневые позиции, а взвод управления поместил свой наблюдательный пункт непосредственно на границе в недостроенных дотах, после чего приступил к изучению расположения противника. Боевых действий в течение двух первых дней не велось. Такое поведение противника всех настораживало, и, как оказалось, не напрасно.

– Уже 25 июня прилетела по наши души целая армада бомбардировщиков, – вспоминал Василий Моисеевич. – Сразу после бомбежки поступил приказ на отступление. По дороге нам было не пройти, пришлось идти через ущелье по узкой тропе. И тут налетела вражеская авиация. Личный состав разбежался, попрятались как могли за скалами, а животные и орудия остались на открытом месте, под бомбами.

Я никогда не слышал, чтобы кони так стонали, плакали. Словно сам боль их чувствовал… Они ведь запряжены были, им из запряжки не вырваться. Это был ужас…

После бомбардировки они с трудом выбрались из ущелья и продолжили отход к реке Западная Лица, где должен был занимать оборону их полк.

Долина Смерти, Долина Славы

В своей книге мемуаров «На службе народу» маршал Кирилл Афанасьевич Мерецков пишет о том, что «сравнительная малочисленность наших войск компенсировалась высоким боевым духом. Они нанесли невосполнимый урон егерям немецкого 19-го горнострелкового корпуса в долине реки Западная Лица, которую сами немцы прозвали Долиной Смерти.

Цель у полегших в Долине Смерти немецких егерей была одна – Мурманск. И, как вспоминал Василий Шелудченко, для ее достижения они бросили в дело все – авиацию, артиллерию, штурмовые отряды. Доходило даже до психических атак фашистов, стремившихся сокрушить наши позиции. Беспрерывно работали радиоусилители и сбрасывались листовки, призывающие красноармейцев прекратить сопротивление. Но все это разбилось о стойкость и мужество наших войск.

– Наши пушки вели непрерывный огонь шрапнелью, – рассказывал об этих боях Василий Моисеевич. – К стволам орудий нельзя было прикоснуться. Круглосуточный полярный день позволял нам вести постоянное наблюдение и прицельный огонь. Сколько гитлеровцев унесла река, трудно сказать, но вся долина была усеяна трупами.

Победу Василий Моисеевич Шелудченко встретил в Австрии. После первых боев в Карелии прошло немало времени, немало событий случилось и в его жизни. Он стал командиром топовычислительного взвода, в 1944 году занял должность командира батареи РГК (Резерв Главного командования), начав войну рядовым, к ее концу дослужился до капитанского звания.

– В этот день мы разместились недалеко от какого-то крестьянского дома, установили орудия и получили приказ открыть беглый огонь по вражеским позициям. Бить не жалея снарядов, – вспоминал с улыбкой о своем последнем военном дне старый артиллерист. – Мы как шарахнули сразу из трех орудий! И тут бежит к позициям австриец и кричит: «Господин капитан! Война капут!» Оказывается, от наших выстрелов в его хате окна дрожали да стены ходуном ходили. Вот он и боялся, что она развалится.

Мы ему не поверили сразу, что войне конец, подумали просто, что за дом свой боится, но уже вскоре получили приказ сниматься с места и возвращаться на старые позиции. Это была Победа!

О товарищах по оружию

После войны Василий Шелудченко служил в Австрии, а затем в Румынии, в 1947 году вернулся на родной Алтай в свой Волчихинский район. Работал учителем, потом стал директором школы. Затем был избран секретарем райкома партии Волчихинского, а позже Михайловского районов, председателем Быстроистокского райисполкома. В 1977 году он ушел на пенсию и переехал в Барнаул, где 11 лет возглавлял краевой совет Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

В 2005 году к 60-летию Победы Алтайский Дом печати выпустил в свет книгу «Они защищали Родину. Боевая слава Алтая». Ее авторами стали фронтовики Михаил Карначев и Василий Шелудченко. Эта книга и сегодня является актуальной и востребованной и по-прежнему служит делу патриотического воспитания, являясь справочным пособием для тех, кто хочет знать, где и как сражались сформированные в нашем крае дивизии и бригады. В ней впервые было рассказано о тяжелом боевом пути сформированной в конце 1942 года в Барнауле 28-й отдельной лыжной бригады, принявшей участие в знаменитом Севском рейде зимой-весной 1943 года. Об этом героическом и трагическом событии в марте нынешнего года в «Алтайской правде» подробно поведал председатель Алтайского регионального отделения «Поискового движения России» кандидат исторических наук Дмитрий Вейн.

Василий Моисеевич Шелудченко ушел из жизни 13 ноября 2013 года.

Отправить сообщение об ошибке


Загрузка...
Новости

17:12  Виктор Томенко: Необходимо увеличивать расходы на развитие школьного образования

15:55  Стало известно, как россияне будут отдыхать в 2019 году

15:30  Человек на Луне: правда или миф?

15:00  Александр Заковряшин: Жизнь оказалась короче таланта…

12:57  Не пропустите! Полная программа и афиша «Шукшинских дней на Алтае»

12:32  5-летняя девочка потерялась около ТЦ Бийска

12:13  Памятник варенику появился в Алтайском крае

12:00  Накопительную часть пенсии разморозят

11:39  Заключен под стражу водитель, задавивший насмерть инспектора ДПС в Заринске

11:20  Межрегиональный архитектурный фестиваль проходит в Алтайском крае

Блоги

Смотрим и осуждаем. Американская комедия «Талли»

КАРПОВА Любовь